Jump to content

Интересные детали жизни села Геранбой (из очерка азербайджанца, 1886 г.)


S.T.A.L.K.E.R

Recommended Posts

S.T.A.L.K.E.R

geranboy-1886.jpg

С 1881 г. в Тифлисе стал издаваться журнал – “Сборник материалов для описания местностей и племён Кавказа”. В номерах журнала публиковались обширные материалы по истории Кавказа, населявших его народах.

В многотомном труде публиковалась информация о быте, письменности, укладе жизни, обычаях, фольклоре и многое другое, что было собрано исследователями после окончательного завоевания Кавказа Россией.

Конечно же в журнале публиковалась и информация так или иначе связанная с Азербайджаном. И хотя многие материалы не были написаны профессиональными историками и зачастую искажали исторические реалии, тем не менее, они представляют большой интерес.

В одном из номеров журнала за 1888 г. был опубликован очерк смотрителя-учителя Геранского двухклассного земского училища Гасан-бека Багирова, о селении Геран (позднее – город Геранбой, недалеко от Гянджи).

Очерк датировался 1886 годом и назывался “Некоторые характерные черты жителей селения Геран-Бой-Ахмедлы, Елисаветпольской губернии, Елисаветпольского уезда”.

************

Начинает свой очерк Г.Багиров сразу с жителей села: “Коренные жители селения Геран-Бой-Ахмедлы исключительно татары-мусульмане, сунниты. Есть несколько семейств и из шиитов. Население, по преимуществу, принадлежит к податному сословию, хотя здесь проживают и беки.”

И далее: “Геранский татарин (азербайджанец – современное прим.), обыкновенно, среднего роста, по наружности симпатичен, задумчив; коварен в душе, но наружно добродушен; на лице его написано какое-то огорчение; но у женщин выражение лица более осмысленное, менее мрачное.”

Багиров подтверждает, что в те времена ранние браки в Азербайджане не были чем-то странным. По его словам, “как мужчины, так и женщины развиваются слишком рано – 25 летние мужчины и 18 летние женщины уже считаются отцветшими. Редко можно встретить мужчину 18 лет холостого и женщину 14 лет незамужнюю.”

Следующим делом он переходит к описанию внешности местных жителей.

Багиров пишет: “У геранцев цвет лица смуглый, глаза черные, волосы темные, ресницы прямые, лоб невысокий, нос правильный, губы небольшие и полость рта усеяна белыми зубами; уши правильные, близорукие и дальнозоркие между ними встречаются очень редко; физическая сила у них довольно развита, но к сожалению, она мало прилагается к труду. Походка геранца нетвердая и нерешительная. Пред высшими геранец мягок и податлив; пред равными и низшими – горд и дерзок; в затруднительных случаях он очень смел…”

Судя по его сочинению, местные жители “живут между собою не в ладу; они непочтительны к старшим”, но при этом он пишет, что “отношения между беками и крестьянами самые простые. Так, например, барину ничего не стоит положить прислугу спать в одной кибитке с собой и есть с нею из одного блюда.”

Багиров с сожалением отмечает, что “у геранцев воровство считается делом обыкновенным и кто не пользуется чужим добром, тот не “кочак” (удалец). Вследствие такого взгляда на чужую собственность, здесь сильно развиты грабежи и убийства. Грабежи состоят в открытом угоне скота, отнятии у рабочих съестныхъ припасов, денег и проч.”

Он уточняет, что убийства происходят очень часто и вызываются или местью, или возникают из-за похищения невесты.

Далее он переходит к рассказу о том, как живут семьи села. По его словам, “семейная жизнь довольно однообразна. Семейства, находящиеся даже в близком родстве между собой, живут отдельно.”

Он пишет: “… Дети почитают отца больше матери. При виде отца, все в семействе низко кланяются и ожидают его приказаний и распоряжений… Мужчина в семействе главный руководитель; осенью и летом он занят полевыми работами; все же остальные заботы по хозяйству лежат на обязанности женщин и девушек.”

И далее: “Женщины преданы интересам семьи и своих детей, ведут жизнь замкнутую и монотонную… Кругозор их понятий и желаний не переступает за пределы домашнего очага. Они занимаются стиркой белья, доением коров, печением хлеба, подметанием землянки и двора, а девочки носят воду, моют посуду, помогают матери в разведении огня и исполняют разные мелкие работы.”

Что касается детей, то в далеком 1886 году, в селе, чем тогда был Геранбой, их жизнь была далеко не праздной и легкой, как писал Багиров.

Он отмечал: “Дети мужского пола до четырехлетнего возраста, обыкновенно, босиком или полунагие, играют на улице или на дворе с детьми соседей. Они не знакомы почти с нижним платьем, и обувью и питаются в течение дня сухим хлебом, иногда с куском сыра, а с 5-6 летнего возраста принимают участие в работе взрослых, ухаживают за домашним скотом, рубят дрова и проч.”

Между тем, учитель приводит интересные данные об одежде местных жителей, как мужчин так и женщин: “Геранцы носят большие папахи, платье их состоит из длинного архалука, длинноц чохи, шаровар; бурку же носят редко, даже зимой. Белье шьется у них из грубой бязи; ткань эта довольно крепкая и в трудовой жизни простого люда весьма удобна и полезна. Обувь составляют коши, масть (туфли) и поршни. Головной убор женщин состоит из платка, чалмы и кялагаи; женщины большие охотницы до серебряных украшений – особенно любят серебряные пояса, обшитые двухгривенными в два и три ряда, с широкими петлями спереди (кашар); короткие кафтаны, доходящие до бедряной кости, обвешиваются и украшиваются серебряными монетами.”geranboy-1903.jpg

Судя по очерку Багирова, жители Геранбоя тех лет вообще не отличались веселым нравом.

Он пишет: “Характерных общественных удовольствий и развлечений здесь не бывает; даше наши мусульманские праздники: байрам, джума, рамазан и другие не нарушают спокойного угрюмого настроения населения и не возбуждают в нем желаний и страстей. В длинные зимние вечера геранцы редко посещают друг друга и, усевшись вокруг тлеющего костра, ведут между собою беседу; предметами таких бесед чаще всего бывают новости дня, житейская суета, дневные заботы и житье-бытие других.”

К сожалению, “угрюмое настроение”, по замечанию Багирова, отражалось и на гостепреимстве в селе: “… геранцы или совсем не принимают гостя, или, приняв, наводят на него своим мрачным видом смертельную скуку. Долг гостеприимства хорошо соблюдается по отношению к официальному гостю: домохозяин старается всеми силами занять проезжего чиновника, чтобы он не скучал.”

Интересные данные приводит учитель о питании местных жителей, в частности даже раскрывает пару-другую сдешних рецептов.

Багиров пишет: “Главную пищу геранцев составляют – пшеничный хлеб, рис, баранина, пресное и кислое молоко, сыр и масло местного приготовления; горячей пищи они почти не употребляют и готовят ее очень редко; любимое блюдо составляет “бозартма”. Для приготовления его берут свежую и нежную баранину и, разрезав на мелкие куски, приправляют мелко покрошенным луком, солью и перцем. Полученную таким образом массу поджаривают в котле; затем снимают с огня, подливают горячую воду и немного жиру. Кушанье это едят с луком. Довольно распространено также простое блюдо “агсак-оглаг”, оно приготовляется из коровьего или буйволиного масла, которое вливается в кислое молоко с чесноком; а потом обмакивают куски хлеба в “агсак-оглаг” и едят. Население пьет воду из Геран-чая, вода для питья пресная и очень здоровая.”

Будучи смотрителем и учителем Геранского двухклассного земского училища, Багиров тем не менее не приводит никаких данных об училище, об учебном процессе. Вероятно, причиной тому служили религиозные предрассудки в селе.

Он пишет: “Народное образование в Геране находися на весьма низкой степени развития, так как население держится в стороне от просвещения, что в значительной степени, обьясняется религиозной и фанатической исключительностью. К русской школе геранцы относятся вообще с недовериеми неохотно пускают в нее своих детей. Домашнего воспитания в истинном смысле этого слова у них нет; родители не учат своих детей даже молитвам и совершению намаза; грязные и оборванные, почти нагие ребятишки все время бродят по улицам без всякого присмотра; вследствие чего они ленивы, не приучены ни к какому делу…”

Ввиду того, что Багирову нечего сказать об образовании детей, он называет местных детей “нахалами”, “одичавшими в нужде и невежестве”, что не удивительно, если принимать за правду то, что родители в селе тогда не обращали особого внимания на своих детей.

Багиров отмечал, что “Сам домашний быт геранцев весьма вредно влияет на первоначальное воспитание детей… Всякая брань и непристойный поступок у них считаются делом обыкновенным, и все это совершается без стеснения при детях обоего пола и самого раннеого возраста.”

Напоследок, Багиров затрагивает тему благосостояния местных жителей, в частности, он пишет о “сельскохозяйственных их занятиях”.

Он пишет: “Главным образом они занимаются хлебопашеством и скотоводством. Последнему особенно благоприятствуют обширные и богатые пастбища на нагорных местах и помещичьи ятаги на низменностях. Каждый крестьянин имеет свой сенокос. Пастбища бывают обыкновенно настолько обильны, что легко прокармливается весь наличный скот. На зиму лошадей держат в конюшнях и покрывают их теплыми попонами; а рогатый скот пасется целый год на ятагах, где устроено множество удобных хлевов для ночного приюта. Но во всяком случае, земледелие составляет для геранца главное средство к жизни…”

И далее: “Землю пашут сохою, которая врезается в почу неглубоко. Под соху запрягают пару быков. Плуг употребляется только местным помещиком. Почва солончаковая и черноземная. В некоторых местах почва до того плодородна, что землю совсем не пашут, а сеют хлеб без распашки. Пахота производится обыкновенно так: раз пашут, сеют, а потом опять пашут поперек первых борозд… Сеют рукой, разбрасывая зерна во все стороны. Из хлебных растений жители засевают исключительно ячмень, пшеницу и просо. Созревший хлеб жнется серпами. Жатва производится преимущественно персиянами, которых татары называют насмешливо хамшари (земляк). Молотьба происходит при помощи быков и лошадей общеизвестными кавказскими молотилками. От молотьбы остается саман, который служит кормом для домашнего скота…”

В конце очерка, он отмечает, что в селе хоть и есть кустарная промышленность, но в крайне ограниченных размерах.

“На домашних станках изготавливаются невысокого достоинства ковры, паласы, попоны, мафраши, чувалы и переметные сумки. Жители вообще бедны,” писал он.

По материалам “Сборника материалов для описания местностей и племён Кавказа”

 

  • Like 1
Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Unfortunately, your content contains terms that we do not allow. Please edit your content to remove the highlighted words below.
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

  • Recently Browsing   0 members

    • No registered users viewing this page.
  • Who Viewed the Topic

    16 members have viewed this topic:
    Ironiya  satira  Palakero  MIK  Liya1101  Зигфрид  BAKILI  Manaman  Vagrant  Kamil  Джо Дассен  Sun forever  XorAndOr  Ринчин Падма  GAhir  S.T.A.L.K.E.R 
  • Who's Online   11 Members, 7 Anonymous, 18 Guests (See full list)

    • Mancunian
    • +STOIC
    • +Elbilir
    • cuap
    • +Timich
    • +-=laziale=-
    • +Shiko tus
    • +lex-mix
    • +Светлый путь
    • +Dervish
    • +Sirius191
×
×
  • Create New...

Important Information

Terms and Conditions