Перейти к публикации
Baku365.com
  • advertisement_alt
  • advertisement_alt
  • advertisement_alt
LiyA_

Стихи, которые зацепили...

Рекомендованные сообщения

Белла Ахмадулина

(Анне Ахматовой)

 

Я завидую ей - молодой 

и худой, как рабы на галере: 

горячей, чем рабыни в гареме, 

возжигала зрачок золотой 

 

и глядела, как вместе горели 

две зари по-над невской водой. 

Это имя, каким назвалась, 

потому что сама захотела, - 

нарушенье черты и предела 

и востока незваная власть, 

так - на северный край чистотела 

вдруг - персидской сирени напасть. 

 

Но ее и мое имена 

были схожи основой кромешной- 

лишь однажды взглянула с усмешкой- 

как метелью лицо обмела. 

Что же было мне делать - посмевшей 

зваться так, как назвали меня? 

 

Я завидую ей - молодой 

до печали, но до упаданья 

головою в ладонь, до страданья 

я завидую ей же - седой 

в час, когда не прервали свиданья 

две зари по-над невской водой. 

 

Да, как колокол, грузной, седой, 

с вещим слухом, окликнутым зовом: 

то ли голосом чьим-то, то ль звоном, 

излученным звездой и звездой, 

с этим неописуемым зобом, 

полным песни, уже неземной. 

 

Я завидую ей - меж корней, 

нищей пленнице рая иль ада. 

О, когда б я была так богата, 

что мне прелесть оставшихся дней? 

Но я знаю, какая расплата 

за судьбу быть не мною, а ей.

 

1974 г.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
22 minutes ago, gylya said:

А  знаешь, я люблю дожди

В дождь могут, только верные прийти.

По дороге шли двое – человек и собака. Долго шли. Очень долго. И оба сильно устали. И вдруг видят они перед собой оазис. Красивые ворота, за оградой играет чУдная музыка, кругом растут цветы, слышно журчание ручья.
– Где мы? – спросил путешественник у привратника.
– Это рай. Ты умер и можешь тут отдохнуть. У нас здесь много воды и пищи.
– Но со мной собака.
– К сожалению, с собаками к нам нельзя. Её придётся оставить здесь. 
   Не раздумывая, путешественник попрощался со служителем и пошёл дальше своей дорогой. 
   Через некоторое время дорога привела его на какую-то ферму. У ворот тоже сидел привратник.
– Нет ли у вас воды? –спросил путешественник.
– Заходи. Во дворе есть колодец.
– А моя собака?
– Возле колодца есть поилка.
– А можно ли у вас что-нибудь поесть?
– Могу угостить ужином тебя и твою собаку.
– Спасибо. А что это за место?
– Это рай.
– Как... рай? Привратник у дворца неподалёку отсюда сказал мне, что рай там.
– Он солгал. Там ад.
– А как же вы терпите таких соседей?
– В этом есть своя польза. До рая доходят только те, кто не бросает своих друзей. ?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я тебя никому не отдам -

Замерзающий плакал котенок,

Умудренный не по годам,

Рыл он снег серебристый под кленом.

 

Навсегда я останусь с тобой,

Я спасу нас обоих от стужи,

Потому что под этой луной

Мне никто больше в мире не нужен,

 

Я сейчас закопаю нас в снег,

Там тепло, отогреются лапки,

Мимо быстро прошел человек,

В зимней куртке и пуховой шапке.

 

А потом все опять расцветет,

Будет солнце сиять над землей,

И никто никогда не поймет,

Что пришлось пережить нам с тобой.

 

Ты держись, не смотри, что я мал,

Что в кровь изодрались лапки,

Я не выдохся, просто устал,

Ничего, нам помогут боги,

 

Нет, серьезно, я слышал о них,

Есть такие кошачьи боги.

Даже ветер в долине стих,

Слушал сказ малыша у дороги.

 

А котенок копал и копал,

Вспоминая о солнечном лете,

Он, безумец, еще не знал,

Что остался один на свете.

 

Рядом с ним, на седом полотне,

Еще теплое тело лежало,

А из глаз, по мохнатой щеке,

Золотая слезинка бежала.

 

Эй, малыш, перестань копать,

Все-равно ей уже не поможешь,

Будет лучше тебе поспать,

О нее погреться ты сможешь,

 

Но безумец не слышит, сопит,

Он не сдастся теперь холодам

И упрямо во мглу твердит,

Я тебя никому не отдам.

 

Время - за полночь, люди спят,

Находясь в поддельном раю,

У котенка глаза блестят,

Он закончил работу свою,

 

Тихо, тихо ступая на снег,

Подошел туда, где трупик лежал

И почти как человек,

Он на ушко ей прошептал-

 

Милая, милая моя, я с тобой,

Я тебя никому не отдам,

Я у клена, под снежной горой,

Нам построил постельку, мам,

 

Он туда перенес ее,

А потом закопался сам,

Колыбельную пел мороз,

Но ее не услышать вам,

 

Колыбельная эта для тех,

Кто любовью всю жизнь живет,

Забывая о бедах своих,

Только верность в крови несет,

 

Он, безумец, в холодном снегу,

Он за ближнего душу отдал,

До последнего мига, в бреду,

Он за шею ее обнимал..

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Бахтияр М.

Она была ему не мать,
Но жить возможность подарила,
Она была и не сестрой,
Но душу всю ему раскрыла.

Она хотя была не дочь,
Но лишь его боготворила,
Она была и не женой,
Но понимала и дружила.

Она была ему никем,
Но сердцем всех их заменила,
Она хотя жила не с ним,
Была безумно им любима.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

ИОСИФ БРОДСКИЙ «Я ВСЕГДА ТВЕРДИЛ, ЧТО СУДЬБА — ИГРА...»

Л.В. Лифшицу

Я всегда твердил, что судьба — игра. Что зачем нам рыба, раз есть икра. Что готический стиль победит, как школа, как способность торчать, избежав укола. Я сижу у окна. За окном осина. Я любил немногих. Однако — сильно.

Я считал, что лес — только часть полена. Что зачем вся дева, раз есть колено. Что, устав от поднятой веком пыли, русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле. Я сижу у окна. Я помыл посуду. Я был счастлив здесь, и уже не буду.

Я писал, что в лампочке — ужас пола. Что любовь, как акт, лишена глагола. Что не знал Эвклид, что, сходя на конус, вещь обретает не ноль, но Хронос. Я сижу у окна. Вспоминаю юность. Улыбнусь порою, порой отплюнусь.

Я сказал, что лист разрушает почку. И что семя, упавши в дурную почву, не даёт побега; что луг с поляной есть пример рукоблудья, в Природе данный. Я сижу у окна, обхватив колени, в обществе собственной грузной тени.

Моя песня была лишена мотива, но зато её хором не спеть. Не диво, что в награду мне за такие речи своих ног никто не кладёт на плечи. Я сижу у окна в темноте; как скорый, море гремит за волнистой шторой.

Гражданин второсортной эпохи, гордо признаю я товаром второго сорта свои лучшие мысли и дням грядущим я дарю их как опыт борьбы с удушьем. Я сижу в темноте. И она не хуже в комнате, чем темнота снаружи.

 
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Можно тебя на пару ночей? 
Можно на пару снов? 
Тёплыми пальцами на плече, солнцем, что жжёт висок. 
Тенью, проникшей в дверной проём, правом на поцелуй, 
спешно украденный под дождём из острых взглядов-пуль.

Можно тебя на короткий вдох, 
выдох, мурашек бег? 
Время плести из мгновений-крох, стряхивать с шапки снег. 
Общими сделать табак и чай, поздний сеанс в кино. 
Петь под гитару, легко звучать музыкой общих нот.

Можно тебя в неурочный час, 
в самый отстойный день? 
Куртку неловко стащив с плеча, молча отдать тебе. 
трогать ботинком осколки льдин, времени сбросив счёт. 
По переулкам пустым бродить до покрасневших щёк.

Можно тебя на недолгий срок 
в комнате для двоих? 
Следом руки украшать бедро, выстроив ровный ритм. 
Звёзды ловить, захватив балкон, кутаясь в темноту, 
и перекатывать языком вкус твоих губ во рту.

Можно тебя, крепко сжав ладонь, 
вывести за порог? 
Выменять скучно-спокойный дом на пыль больших дорог. 
Взять напрокат развалюху-додж и превратить в постель. 
Громко смеясь, выносить под дождь жар обнажённых тел.

Можно тебя приучить к себе 
и приручить тебя? 
Мнению, обществу и судьбе бросить в лицо снаряд. 
Делать лишь то, от чего в груди будет пылать пожар, 
юными, смелыми обойти весь необъятный шар.

Можно тебя без тревог и мук, 
без бесполезных фраз?
Знаешь, я всё говорил к тому: 
можно тебя сейчас?
 

Изменено пользователем Aaliyah

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

БАЛЛАДА О СОЛНЕЧНОМ ЛИВНЕ

В годы застоя, в годы застоя
я целовался с Ахвердовой Зоей.

Мы целовались под одеялом.
Зоя ботанику преподавала

там, за Можайском, в совхозе "Обильном".
Я приезжал на автобусе пыльном

или в попутке случайной. Садилось
солнце за ельник. Окошко светилось.

Комната в здании школы с отдельным
входом, и трубы совхозной котельной

в синем окне. И на стенке чеканка
с витязем в шкуре тигровой. Смуглянкой

Зоя была, и когда целовала,
что-то всегда про себя бормотала.

Сын ее в синей матроске на фото
мне улыбался в обнимку с уродом

плюшевым. Звали сыночка Борисом.
Муж ее, Русик, был в армию призван

маршалом Гречко… Мое ты сердечко!
Как ты стояла на низком крылечке,

в дали вечерние жадно глядела
в сторону клуба. Лишь на две недели

я задержался. Ах, Зоинька, Зоя,
где они, Господи, годы застоя?

Где ты? Ночною порою собаки
лай затевали. Ругались со смаком

механизаторы вечером теплым,
глядя в твои освещенные стекла.

Мы целовались. И ты засыпала
в норке под ватным своим одеялом.

Мы целовались. Об этом проведав,
бил меня, Господи, Русик Ахвердов!

Бил в умывалке и бил в коридоре
с чистой слезою в пылающем взоре,

бил меня в тихой весенней общаге.
В окнах открытых небесная влага

шумно в листву упадала и пела!
Солнце и ливень, и все пролетело!

Мы оглянуться еще не успели.
Влага небесная пела и пела!

Солнце, и ливень, и мокрые кроны,
клены да липы в окне растворенном!

Юность, ах, боже мой, что же ты, Зоя?
Годы застоя, ах, годы застоя,

влага небесная, дембельский май.
Русик, прости меня, Русик, прощай

     Тимур Кибиров.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Прощай, Баку! Тебя я не увижу.
Теперь в душе печаль, теперь в душе испуг.
И сердце под рукой теперь больней и ближе,
И чувствую сильней простое слово: друг.

Прощай, Баку! Синь тюркская, прощай!
Хладеет кровь, ослабевают силы.
Но донесу, как счастье, до могилы
И волны Каспия, и балаханский май .

Прощай, Баку! Прощай, как песнь простая!
В последний раз я друга обниму…
Чтоб голова его, как роза золотая,
Кивала нежно мне в сиреневом дыму.

                                                       Есенин 1925г.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
All my life I have searched for clues
This is what they taught me
Every mystery I pursued
Was a secret I already knew
Deep down you know, in your soul
Love is in control
Oh, if you could find the angel within
Time, time to have faith in your wings
Free, everybody's free
In the new day that's coming
Freedom for all is our destiny
Every stone that I left unturned
Soon came back to haunt me
Every fall, every finger burned
Was a step on the road to truth
That I am you, my soul
You are not alone
Oh, when your heart is turned to stone
Love, love is the only way home
Free, everyone's free
In the new day that's coming
Freedom for all is our destiny
Free, everything's free
In the new day that's coming
Freedom for all is our destiny
Freedom from shame
Freedom from fear
Freedom to live, it's your right to be here
Изменено пользователем Солоу

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
 

 

Рождественский Роберт

Мы совпали с тобой

Мы совпали с тобой, 
совпали 
в день, запомнившийся навсегда. 
Как слова совпадают с губами. 
С пересохшим горлом — 
вода. 
Мы совпали, как птицы с небом. 
Как земля 
с долгожданным снегом 
совпадает в начале зимы, 
так с тобою 
совпали мы. 
Мы совпали, 
еще не зная 
ничего 
о зле и добре. 

И навечно 
совпало с нами 
это время в календаре.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не люблю постмодернистское нытье, но эта вещь потревожила...

 

П.с. и как люди любят себя убивать, чтобы не мертветь...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я могу тебя очень ждать, 
Долго-долго и верно-верно, 
И ночами могу не спать 
Год, и два, и всю жизнь, наверно! 

Пусть листочки календаря 
Облетят, как листва у сада, 
Только знать бы, что все не зря, 
Что тебе это вправду надо! 

Я могу за тобой идти 
По чащобам и перелазам, 
По пескам, без дорог почти, 
По горам, по любому пути, 
Где и черт не бывал ни разу! 

Все пройду, никого не коря, 
Одолею любые тревоги, 
Только знать бы, что все не зря, 
Что потом не предашь в дороге. 

Я могу для тебя отдать 
Все, что есть у меня и будет. 
Я могу за тебя принять 
Горечь злейших на свете судеб. 

Буду счастьем считать, даря 
Целый мир тебе ежечасно. 
Только знать бы, что все не зря, 
Что люблю тебя не напрасно!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

БАЛЛАДА О ПРОКУРЕННОМ ВАГОНЕ

 

– Как больно, милая, как странно,
Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-
Как больно, милая, как странно
Раздваиваться под пилой.
Не зарастет на сердце рана,
Прольется чистыми слезами,
Не зарастет на сердце рана –
Прольется пламенной смолой.

– Пока жива, с тобой я буду –
Душа и кровь нераздвоимы,-
Пока жива, с тобой я буду –
Любовь и смерть всегда вдвоем.
Ты понесешь с собой повсюду –
Ты понесешь с собой, любимый,-
Ты понесешь с собой повсюду
Родную землю, милый дом.

– Но если мне укрыться нечем
От жалости неисцелимой,
Но если мне укрыться нечем
От холода и темноты?
– За расставаньем будет встреча,
Не забывай меня, любимый,
За расставаньем будет встреча,
Вернемся оба – я и ты.

– Но если я безвестно кану –
Короткий свет луча дневного,-
Но если я безвестно кану
За звездный пояс, в млечный дым?
– Я за тебя молиться стану,
Чтоб не забыл пути земного,
Я за тебя молиться стану,
Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,
Он стал бездомным и смиренным,
Трясясь в прокуренном вагоне,
Он полуплакал, полуспал,
Когда состав на скользком склоне
Вдруг изогнулся страшным креном,
Когда состав на скользком склоне
От рельс колеса оторвал.
Нечеловеческая сила,
В одной давильне всех калеча,
Нечеловеческая сила
Земное сбросила с земли.
И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них,-
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
Когда уходите на миг!

 

Александра Кочетков, 1932

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Рас-стояние: версты, мили…
Нас рас — ставили, рас — садили,
Чтобы тихо себя вели
По двум разным концам земли.

Рас-стояние: версты, дали…
Нас расклеили, распаяли,
В две руки развели, распяв,
И не знали, что это — сплав

Вдохновений и сухожилий…
Не рассорили — рассорили,
Расслоили…
Стена да ров.
Расселили нас как орлов —

Заговорщиков: версты, дали…
Не расстроили — растеряли.
По трущобам земных широт
Рассовали нас как сирот.

Который уж, ну который — март?!
Разбили нас — как колоду карт!

          М.Цветаева

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Только будь, пожалуйста, сильнее всех обид, 
И будь крепче всех на свете обещаний, 
Научись прощать, когда болит, 
Свято верить научись через отчаяние. 
Только будь, пожалуйста, сильнее горьких слез, 
Будь, пожалуйста, сильнее всякой боли, 
Если жизнь вдруг полетела под откос, 
Ты, поверь, придет тот день, и все отстроим. 
Только будь, пожалуйста, сильнее всяких мук, 
Ненависть не лечит боль утраты, 
И сильнее будь ты всех разлук, 
Всех, кто предал и любил когда-то. 
Только будь, пожалуйста, сильнее всякой лжи, 
Только будь, пожалуйста, сильнее всякой боли, 
В жизни всякие, поверь, есть рубежи, 
Только будь… такой как есть — сама собою.

В.Шляпошников

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мне душу зашивали без наркоза,

А я терпела. Из последних сил.

Казалось, я умру от «передоза»

Той боли, что в мое он сердце влил.

 

Но Кто-то сверху мне шептал: «Не стоит

У боли той идти на поводу!».

Еще о том, что все всегда проходит…

Представьте, я поверила Ему.

 

И боль ушла, оставив горький привкус.

Я оказалась, все ж, ее сильней.

Я верой своей вылечила вирус,

Теперь мне не страшны и сто смертей.

 

Душа моя похожа на младенца,

Она — чиста и поперек, и вдоль.

Я одного желаю ей всем сердцем:

Не знать вовек, что значит слово «боль».

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Однажды мы встретимся где-нибудь на вечеринке,
И мне будет тридцать, а Вам — посчитайте сами.
Вы будете с юной и очень худой блондинкой,
А я — с седоватым мужчиной с подстриженными усами.
Вы мне поцелуете руку — так надо по этикету,
А я расскажу Вам о детях, оставленных с няней дома 
И я буду в черное-черное платье одета
(Его любимое), Вы скажете — я бесподобна 
Потом я поздравлю Вас с чем-то ужасно важным,
Успешным, хорошим, полезным и очень нужным 
И Вы мне протянете прямоугольник бумажный,
Который, конечно же, ляжет в бумажник к мужу 
И встреча продлится минут ну от силы восемь 
И всех позовут к столам — в лампах вспыхнут стразы 
Мы больше друг друга уже ни о чем не спросим,
Как миллионы любовников, не подобравших пазл.

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Единожды предав – предаст не раз,
Единожды солгав – солжет и дважды,
Хоть ложь не выставляют на показ,
Но избежать ее не сможет каждый.

Предательства, глотая горький яд,
Надеемся, оно не повториться,
Не понимая, тот, кто виноват,
Предаст еще, воздавши нам сторицей.

Предательство стараются прикрыть,
Но не сокрыть того, что очевидно,
И вряд ли сердце сможет позабыть
Поступки, за которые нам стыдно.

Бывает ложь во благо иногда,
Но чаще та, что трусость прикрывает,
Лишь, правда, пробиваясь сквозь года
Из толщи лжи наружу выползает.

Предательство в предательстве умрет,
И ложь об ложь когда-то разобьется,
И лишь судьбою выставленный счет-
По полной всем оплачивать придется.
 
Елена Аткина

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче - все косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел, -
Все жаворонки нынче - вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О вопль женщин всех времен:
"Мой милый, что тебе я сделала?!"

И слезы ей - вода, и кровь -
Вода, - в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха - Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
"Мой милый, что тебе я сделала?"

Вчера еще - в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал, -
Жизнь выпала - копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою - немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
"Мой милый, что тебе я сделала?"

Спрошу я стул, спрошу кровать:
"За что, за что терплю и бедствую?"
"Отцеловал - колесовать:
Другую целовать", - ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил - в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе - я сделала?

Все ведаю - не прекословь!
Вновь зрячая - уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Само - что дерево трясти! -
В срок яблоко спадает спелое…
- За все, за все меня прости,
Мой милый, - что тебе я сделала!

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

САГА

Ты меня на рассвете разбудишь, 
проводить необутая выйдешь. 
Ты меня никогда не забудешь. 
Ты меня никогда не увидишь. 

Заслонивши тебя от простуды, 
я подумаю: «Боже всевышний! 
Я тебя никогда не забуду. 
Я тебя никогда не увижу». 

Эту воду в мурашках запруды, 
это Адмиралтейство и Биржу 
я уже никогда не забуду 
и уже никогда не увижу. 

Не мигают, слезятся от ветра 
безнадежные карие вишни. 
Возвращаться — плохая примета. 
Я тебя никогда не увижу. 

Даже если на землю вернёмся 
мы вторично, согласно Гафизу, 
мы, конечно, с тобой разминёмся. 
Я тебя никогда не увижу. 

И окажется так минимальным 
наше непониманье с тобою 
перед будущим непониманьем 
двух живых с пустотой неживою. 

И качнётся бессмысленной высью 
пара фраз, залетевших отсюда: 
«Я тебя никогда не забуду. 
Я тебя никогда не увижу». 

А.Вознесенский, 1977

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Николай Заболоцкий

 

Признание

Зацелована, околдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!
Не веселая, не печальная,
Словно с темного неба сошедшая,
Ты и песнь моя обручальная,
И звезда моя сумасшедшая.
Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями
Обожгу тебя, горькую, милую.
Отвори мне лицо полуночное,
Дай войти в эти очи тяжелые,
В эти черные брови восточные,
В эти руки твои полуголые.
Что прибавится - не убавится,
Что не сбудется - позабудется...
Отчего же ты плачешь, красавица?
Или это мне только чудится?

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Не плачь, не морщь опухших губ.
Не собирай их в складки.
Разбередишь присохший струп
Весенней лихорадки.

Сними ладонь с моей груди,
Мы провода под током.
Друг к другу вновь, того гляди,
Нас бросит ненароком.

Пройдут года, ты вступишь в брак,
Забудешь неустройства.
Быть женщиной — великий шаг,
Сводить с ума — геройство.

А я пред чудом женских рук,
Спины, и плеч, и шеи
И так с привязанностью слуг
Весь век благоговею.

Но как ни сковывает ночь
Меня кольцом тоскливым,
Сильней на свете тяга прочь
И манит страсть к разрывам

            Б. Пастернак

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я смотрел на нее устало,
меж пальцев лаская пряди.
В этом мире ее так мало,
что мне скоро ее не хватит.

Она держит меня так крепко,
не держа меня здесь и вовсе.
Наши встречи резки и редки.
Я не знаю, что будет после.

В ней скрывается столько света,
ему в солнце не уместиться.
И откуда я знаю это?
Она рядом со мной искрится.

Она рядом со мной сияет.
Я смотрю на нее устало.
Мне однажды ее не хватит.

И мне мало.
Чертовски мало.

(Автор неизвестен)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Шекспир Уильям

Сонет 116

Мешать соединенью двух сердец
Я не намерен. Может ли измена
Любви безмерной положить конец?
Любовь не знает убыли и тлена.

Любовь – над бурей поднятый маяк,
Не меркнущий во мраке и тумане.
Любовь – звезда, которою моряк
Определяет место в океане.

Любовь – не кукла жалкая в руках
У времени, стирающего розы
На пламенных устах и на щеках,
И не страшны ей времени угрозы.

А если я не прав и лжет мой стих,
То нет любви – и нет стихов моих!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Годы, люди и народы
Убегают навсегда,
Как текучая вода.
В гибком зеркале природы
Звезды — невод, рыбы — мы,
Боги — призраки у тьмы...
fa8b629e981f900c5665521cfa713a47.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
«Я убью тебя», - рычит он.
Она смеётся.
У неё браслеты звонки, а ночи жарки, за её цветастой юбкой весь табор вьётся, у неё глаза ребенка, душа цыганки.
«Хэй, потише, - говорят ему, - Осторожно! Да она танцует так, что себя забудешь!»
Острие ножа привычно ласкает кожу, и костёр горит, и весело спорят люди.
Он следит за каждым жестом, за каждым взмахом, у него в запястье шаг её пульсом бьётся, он запомнил, как она говорит и пахнет, а она глаза отводит и не даётся.
Он стоит в тени, ножом вырезает что-то. Беспокойный месяц бродит по ветхой крыше.
У костра она танцует свою свободу.
«Я люблю тебя», - рычит он.
Она не слышит.
(с) КотБасё

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Сказка о студенте и старике

Неизвестно, в какой стране это было,
Никому не известно, в какие века,
Шел парнишка-студент, напевая слегка,
То ли к другу спешил он, а то ли к милой,

Был богат он сегодня, как целый банк!
Ведь на дне кошелька у него звенело
Одиноко, походке веселой в такт,
Может, медная лира, а может, франк,
А быть может, динара - не в этом дело.

Вечер шарфом тумана окутал зданья,
Брызнул холодом дождик за воротник.
Вдруг у храма, в цветистых лохмотьях старик
Протянул к нему руку за подаяньем.

Был худей он, чем посох его, казалось;
Сыпал дождь на рванье и пустую суму.
Сердце парня тоскливо и остро сжалось.
- Вот, - сказал он и отдал монету ему.

Нищий в желтой ладони зажал монету
И сказал, словно тополь прошелестел;
- Ничего в кошельке твоем больше нету,
Ты мне отдал последнее, что имел.

Знаю все. И за добрую душу в награду
Я исполню желанье твое одно.
Удивляться, мой мальчик, сейчас не надо.
Так чему твое сердце особенно радо?
Говори же, а то уж совсем темно.

Вот чудак! Ну какое еще желанье?
Впрочем, ладно, посмотрим. Согласен... пусть...
- Я хотел бы все мысли на расстоянье
У любого, кто встретится, знать наизусть!

- Чтобы дерева стройность любить на земле,
Не смотри на извивы корней под землей.
О, наивный!.. - Старик покачал головой
И, вздохнув, растворился в вечерней мгле.

Дождь прошел. Замигали в листве фонари,
Одиноко плывет посреди пруда
Шляпа месяца. Лаком блестит вода.
Парень сел на скамейку и закурил.

А забавный старик! И хитер ты, друг!
Вон в окошке, наверное, муж и жена.
Кто ответит, что думают он и она?
Рассмеялся студент. Рассмеялся и вдруг...

Муж сказал: - Дорогая, на службе у нас
Масса дел. Может, завтра я задержусь.-
И подумал: "К Люси забегу на час,
Поцелую и чуточку поднапьюсь".

У жены же мелькнуло; "Трудись, чудак,
Так и буду я в кухне корпеть над огнем.
У меня есть подружечка как-никак.
Мы отлично с ней знаем, куда пойдем".

И ответила громко: - Ужасно жаль!
Я ведь завтра хотела с тобой как раз
Твоей маме купить на базаре шаль.
Ну, да нечего делать. Не в этот раз...

Отвернулся студент. Вон напротив дом,
Там невестка над свекором-стариком,
То лекарство больному подаст, то чай,
Все заботится трогательно о нем.

- Вот вам грелочка, папа! - А про себя;
"Хоть бы шел поскорее ты к праотцам!" -
Может, плохо вам, папа? - А про себя;
"Вся квартира тогда бы досталась нам".

Парень грустно вздохнул. Посмотрел на бульвар.
Вон влюбленные скрылись под сень платана,
Он сказал: - Океан, как планета, стар,
Представляешь: аквариум формой в шар.
Ты слыхала про жизнь на дне океана?

Сам подумал, погладив девичью прядь;
"Хороша, но наивна и диковата.
Что мне делать: отважно поцеловать?
Или, может быть, чуточку рановато?"

А она: "И далась ему глубь морей!
Ну при чем тут морские ежи, признаться?
Впрочем, так: если вдруг начнет целоваться -
Рассержусь и сначала скажу: не смей!

Ведь нельзя же все просто, как дважды два.
Славный парень, но робкий такой и странный".
И воскликнула: - Умная голова!
Обожаю слушать про океаны!

Мимо шли два приятеля. Первый сказал:
- Дай взаймы до среды. Я надежный малый. -
А второй: - Сам без денег, а то бы дал. -
И подумал: "Еще не отдашь, пожалуй!"

Встал студент и пошел, спотыкаясь во мгле,
А в ушах будто звон или ветра вой:
"Чтобы дерева стройность любить на земле,
Не смотри на извивы корней под землей".

Но ведь люди не злы! Это ж так... пока!
Он окончится, этот двойной базар.
Шел студент, он спешил, он искал старика,
Чтоб отдать, чтоб вернуть свой ненужный дар.

И дорогами шел он и без дорог,
Сквозь леса и селенья по всей земле,
И при солнце искал, и при синей мгле,
Но нигде отыскать старика не мог.

Бормотал среди улиц и площадей:
- Я найду тебя, старец, любой ценой! -
Улыбался при виде правдивых людей
И страдал, повстречавшись с двойной душой.

Мчат года, а быть может, прошли века,
Но все так же твердит он: - Най-ду... най-ду-у-у...
Старика же все нет, не найти старика!
Только эхо чуть слышно в ответ: - Ау-у-у...

И когда вдруг в лесу, на крутом берегу,
Этот звук отдаленный до вас дойдет,
Вы поймете, что значит это "Ау"!..
Почему так страдает парнишка тот.

В нем звучит: "Лицемеры, пожалуйста, не хитрите!
К добрым душам, мерзавец, не лезь в друзья!
Люди, думайте так же, как вы говорите.
А иначе ведь жить на земле нельзя!"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


×
×
  • Создать...